специализированный магазин для беременных,
кормящих и в слинге носящих

+7 (3412) 23456-2
Заказать звонок
ИЖЕВСК Петрова, 31. ТРК Петровский
ИЖЕВСК Пушкинская, 186
ГЛАЗОВ Первомайская, 4. ТРК "ЦУМ"

Слинг - древнейший способ ношения ребенка.


Ныпъет: слинг из родникового сердца России

Ныпъет – приспособление для заспинного ношения детей у удмуртов. Название образовано от слов “ныл” - девочка и “пие” - мальчик. Само приспособление представляет собой  кусок полотняной ткани с богато декорированной внешней стороной, снабженный лямками. Лямки внизу продевались в петли, либо вшивались внижний край.Ныпъет составлял часть приданого женщины и шился задолго до свадьбы.

Часто ныпъеты передавались от матери к дочери, но так как удмуртские семьи бывали, как правило, многодетными, материнский ныпъет доставался только одной из дочерей. В зависимости от мастерства девушки и достатка семьи внешняя сторона ткалась с красивым (обережным) орнаментом либо украшалась вышивкой по простому полотну. В некоторых районах ткать ныпъет специально считалось неприемлемым, его шили из старых покрывал, скатертей или платков, для лямок используя пояса.  Ширина последних варьировалась: это могли быть как  простые веревки, так и узорные тканые лямки. Размеры спинки примерно соответствуют размеру современных май-слингов: ширина около 35 см, высота около 45 см. Иногда ныпъет шился с внутренним «карманом» для последующего использования в качестве заспинного мешка.
    
В ныпъете, как правило, носили уверенно сидящих детей. Возможны два варианта для сидящего малыша: с ногами, разведенными в стороны, и "боком", с ножками в одну сторону.  Для малышей, не умеющих сидеть, использовалась переносная берестяная люлька “мучко” (мушко). Но если в хозяйстве такой не было, ребенок  укладывался в легкую берестяную люльку (зыбку) и заворачивался в вышитое покрывало ("пинал шорбет" или просто "шорбет"), что, создавало довольно жесткую конструкцию и делало возможным горизонтальное ношение в ныпъете.


В самом раннем возрасте ребенка старались скрыть от посторонних глаз и различными способами защищали от любого воздействия - людского и потустороннего, поэтому заворачивали ребенка с головой. Также ныпъет иногда подвешивали к потолочной балке, как люльку.

      Носили в ныпъете до окончания возраста “нуны” (дитя) или, в зависимости от местных особенностей речи, “вож нуны” - зеленое дитя, “нон’ись пинал” - сосунок. На этом этапе главной целью воспитания  были сохранение жизни и здоровья ребенка, развитие двигательных навыков и речи. Этот период длился до 2-3 лет, как правило, до рождения следующего малыша.
Часто ношение детей перекладывалось на старших сестер или бабушек. Удмуртская семья еще в начале ХХ века оставалась довольно многочисленной и многодетной. Надо отметить, что рождение как дочерей, так и сыновей считалось великим благом. Сыновья оставались в доме родителей, дочерей отдавали замуж в дом жениха. В некоторых деревнях до сих пор сохранилась традиция, когда в одном доме живут до 25-30 человек. Это способствовало социализации детей, их обучению, привитию навыков общения. На фото: женская часть избы удмуртов (экспозиция в Национальном музее Удмуртской библиотеки).

Сегодня во многих удмуртских семьях, бережно относящихся к родной культуре, до сих пор используются ныпъеты, доставшиеся  по наследству. Нередко посетители нашего магазина, увидев эргорюкзаки и май-слинги, вспоминают, что их или их братьев и сестер носили в подобных приспособлениях.
Наша коллега, мама двоих детей, Татьяна Феклистова, приняла участие в фотосессии одного из удмуртских дизайнеров, примерив немного усовершенствованный ныпъет (веревочные петли в нижних углах были заменены стальными полукольцами). Татьяна отметила, что ношение в ныпъете очень понравилось и ей, и ее сыновьям.

Специально для слингомам Татьяна сняла мини-инструкцию по ношению в ныпъете! Все максимально просто!

 

Слингоконсультант Мария Шишкина открыла для себя ношение в ныпъете и делится с нами опытом:
- Я сшила современный вариант ныпъета, с возможностью подтянуть лямки и соединительной стропой вместо веревочек. Пришла к такому решению не из любви к этническим слингам, а потому что ныпъет идеально соответствовал моим целям. Мне надо было регулярно переносить тяжёлого спящего ребенка (двух с половиной лет) из пункта А в пункт Б с возможной высадкой на сиденье троллейбуса. Да ещё и в верхней одежде! Дополнительным пунктом шла необходимость светоотражающих элементов, а основа - нагрузка на два плеча, ношение за спиной и скорость надевания (ездили на занятия старшего, часто торопились).
Пытаясь решить эту задачу силами современных переносок, я столкнулась с минусами, омрачающими ношение. Пояс эргорюкзака сползал вниз по моей куртке - голова ребенка оказывалась у меня где-то между лопаток и из-за капюшона было не видно лица дочки, при таком расположении было тяжелее нести. А при ношении в коротком шарфе (в намотке рюкзак) полотна скатывались с плеч (вариант с перекрещиванием полотен на груди не рассматривался - мне неудобно, давит), было сложно формировать карман т.к. верхняя одежда скользила. Снять эргорюкзак или шарф и посадить ребенка на сидение троллейбуса - оказалось не так просто: шарф длинный, у эргорюкзака плотный пояс, который не свернуть компактно, а выйдя из троллейбуса, нужно было где-то положить ребенка, пока разверну эти переноски.
Так мы пришли к достоинствам ныпъета: нагрузка на два плеча, высокое положение за спиной (если подтянуты лямки) - видно лицо ребенка и не так тяжело. Можно достать малыша в троллейбусе и усадить обратно, даже заснувшего, не доставая из ныпъета! Не скатывается с плеч за счет соединительной стропы (располагают ее над грудью). Минус был только один - иногда дочка пачкала сапожками ныпъет в процессе надевания, но это было редко, и чем больше пользовались, тем реже такое случалось.

 

Анна Немкина, слингоконсультант

 

Большое спасибо семье Трониных (с. Зура, Игринский район) за воспоминания и рассказ о быте современных удмуртов.
Также благодарю за помощь и предоставленные архивные материалы Национальный музей Удмуртской республики имени Кузебая Герда и лично Марию Николаевну Калмыкову, сотрудника научно-экспозиционного отдела Музея.
Фото: из личного архива Марии Шишкиной, из личного архива Татьяны Феклистовой.
Мини-инструкция: модели - Татьяна и Всеволод Феклистовы, фото - Екатерина Бабкина.
Используемая литература : Г.А. Никитина «Народная педагогика Удмуртов». Ижевск, «Удмуртия», 1997 год.

 


Вернуться
Товар добавлен в корзину
ПЕРЕЙТИ К ОФОРМЛЕНИЮ ПРОДОЛЖИТЬ